Музей

Администрация района

 

Далекое – близкое

 

Далекое – близкое

Обрядовая пища – носитель народных традиций

В календарь чувашей нашего района вошли православные праздники, посвященные христианским святым  и святыням, например, в честь Архангела Михаила, Казанской Божьей Матери, в честь Козьмы и Демьяна, которые давали  возможность поддерживать родственные и дружеские связи путем взаимных посещений. На престольный праздник съезжались родственники со всей округи. На конных возках, одетые в красиво пошитые шубы и тулупы из выделанной овчины, в валенках, лисьих шапках, ехали в гости. Возки были необыкновенной красоты, вмещали до шести человек. Весельем, задором, пением оглашались родные просторы. Подъезжая к деревне, пели песни о том, что «мы приехали к вам в гости, соскучились по вам, родные, встречайте нас». Песни лились, как звонкий ручеек, складно и задушевно. Родня  встречала долгожданных гостей с почтением. На третий день праздника пекли национальное блюдо хуплу – это курник, а изготовить его целое искусство. Тонко раскатанное  пресное сдобное тесто клали на большую сковороду. Затем на тесто распределяли замоченную крупу, на крупу – нарезанную картошку с луком, сверху – мясо любое, чтобы можно было определить, что это ножка, крылышко, приговаривая: «Гуси, утки летели, в наш курник залетели». Затем раскатанное по размеру  тесто клали сверху и присоединяли, как пирог. Верх украшали фигурками из теста – так появлялись на курнике и зайчики, и птицы, и другие художественные красоты. Затем хуплу отправляли в горячую печку, прося его: "Пекись, курник, пышный и румяный хозяевам на удивленье, гостям на съеденье".

По приезде гостей хозяева посылали гонца за своими близкими (они тут же собирались с пяти-шести дворов). Посмотрев, что все в сборе, быстро накрывали стол. На середине – пышный курник, дымящийся паром, ставили другие блюда из печи, из погреба доставали грибы, соления. Назначался резчик, ему повязывали через плечо полотенце из домотканой ткани  с вышитыми узорами. И он начинал свою работу, умело распределяя части хуплу или лепестками, или квадратиками с шутками-прибаутками: "Вот тебе, сват, ножку, а свахе крылышко, мальчику попку, а дочке – головку. А остальное это мне  -  не поделюсь я ни с кем!". Потом восхваляли этот год и желали, чтобы на будущий год урожай был лучше, гуси, утки жирнее и курник пышнее. Хозяева запевали песню «Встреча»:

Как вы, родные, не заблудились по дороге?

Как вас ветром не унесло?

Как вас водой не унесло?

Затем балалаечники, настроив свои инструменты, с гармонистом  начинали наигрывать «Плясовую». От нехватки шума брали печную заслонку, клали в литровую банку ложки и начинали в такт балалаечникам выбивать шумовую музыку, а плясуны на заслонках выбивали чечетку. Веселая компания  с гамом вываливалась на улицу и с озорными частушками шла по дворам: кто с заслонками, кто со скалками, ложками – все выбивали музыку в такт частушкам. Но самого высокого апогея гульба достигала в третьем-четвертом  домах. Пляска доходила до того, что стены дрожали, стекла в окнах звенели. Два-три мужика брали одного вверх ногами, и он выбивал чечеточную дробь об потолок, оставляя следы на нем. Женщины же искали слабую доску на полу и плясали до того, что ломали ее. В последнем доме плясуны, уже уставшие, ослабевали и с протяжными песнями возвращались в первый дом. Там, собрав остатки несъеденного и нарезав свежее, гости садились закусить на дорожку. Хозяйка же брала веник и начинала выметать мусор - это означало, что гостям пора собираться домой. Запевали песню «Прощание»:

У нас во дворе лошадь запряженная, она копытами бьет, торопится домой.

У нас дома пестрая корова есть – доиться хочет давно.

У нас дома полная лавка детей, ждут с гостинцами и сладостями.

Хозяева накладывали полную сумку гостинцев и для детей, и для стариков. И с прощальными песнями выходили из-за стола. Одевшись, садились в запряженные подводы и с песнями, со свистом и гиканьем выезжали со двора. Проводив приезжих, местные гости опять садились за стол и продолжали гулянье. Вечером расходились. Бывало так, что человек не мог идти домой. Ради шутки брали сажу в печке рукавицами, обмазывали его лицо до неузнаваемости, закрывали в остывшую баню на замок, а чтобы совсем не замерз,  надевали тулуп. Через некоторое время продрогший и отрезвевший понимал, что попал в баню, начинал стучать. Вот тут-то женщины с шумом и шутками врывались в баню: «Ах, в нашей бане черт поселился!» и начинали его по спине вениками хлестать и выгонять. А потом этот «черт» три дня отмывался от сажи. Так заканчивался веселый праздник и день курника – хуплу.

Но хуплу также готовили  и на новогоднем празднике (девичье пиво). Девушки угощали парней специально испеченными по этому случаю хуплу и другими яствами. Существовала поговорка, что если девушка не будет участвовать в приготовлении хуплу, она не выйдет замуж, либо ее избранник перестанет с ней дружить.

Обрядовая пища присутствовала и на чувашской свадьбе. На третий день, а где-то и на второй, молодую одевали в женский наряд с головным убором «хушпу», и она непременно должна сварить «суп молодой» - яшка. Не так-то просто было приготовить эту обрядовую пищу по всем правилам. Ритуальные каши предназначались для совершения разных обрядов-молений: по завершении сева, скотоводческие, строительные  и другие. По верованиям чувашей, если обряд не будет совершен, то не будет урожая  и прочих благ.

Чуваши и в XXIвеке используют в культуре питания обрядовую пищу: хуплу, яшку, каши. Традиционные верования, обряды не стерлись из памяти людей.

Л. Федорова.

Учитель Двухключевской школы

26 января 2012 г.

Необходимо войти на портал для добавления комментария (зарегистрироваться).