Музей

Администрация района

Официальный интернет-портал правовой информации 

Память

 

Память

Вернулся, как обещал

Поисковое движение зародилось в середине 80-х годов прошедшего столетия. Оно было поддержано ЦК ВЛКСМ, благодаря чему было проведено три Всесоюзных "Вахты Памяти" – в 1989, 1990 и 1991 годах. В 1990 г. – "Вахта" прошла на смоленской земле. В этом нет ничего неожиданного. Ведь известно, что в 1941-1943 гг. Смоленщина была ареной ожесточеннейших сражений с немецко-фашистскими захватчиками, рвавшимися к Москве. В первые месяцы войны развернулось грандиозное смоленское сражение, которое современные историки по масштабу и количеству участников с обеих сторон справедливо приравнивают к Московской и Сталинградским битвам. Тысячи полегли здесь, оставшись не погребенными, без вести пропавшими. Так что поисковое движение на Смоленщине правомерно и естественно. Первейшей своей задачей его участники считают поиск и перезахоронение со всеми воинскими и христианскими почестями павших героев, восстановление по медальонам имен погибших, оповещение родственников, которых предварительно надо еще разыскать.

В настоящее время поисковые отряды работают более чем в 20-ти районах области и объединяют около тысячи человек. В начале 80-х годов в смоленских лесах появились молодые люди, которые называли себя поисковиками. Это были первые отряды в области. Леса близ Смоленщины буквально напичканы всевозможным "железом" и останками погибших. В 2000 году поисковые группы обследовали места захоронения жертв Вяземского лагеря для военнопленных, созданного фашистами в городе. В настоящее время Смоленский областной центр "Долг" широко известен в российском поисковом движении. В поисковых группах работают фанатично преданные своему делу люди.

Эхо Великой Отечественной войны доходит и до наших дней. Она не закончится до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат, погибший в те годы. И в наше время есть люди, считающие своим долгом поднять и предать земле всех, кто отдал свои жизни за отчизну. Великое дело творит московская поисково-спасательная группа благотворительного фонда "Застава Святого Ильи Муромца", возглавляет которую Андрей Иванович Фетисов. Объединение "Долг" тесно с ней сотрудничает.

 

На рубеже двух времен

Семья Емельяновых – Ефим Николаевич и Раиса Трофимовна – жили в д. Старый Шунгут. Он с 1906 года рождения, она – с 1905 г. В богатстве, как и все, не купались. А вот труда отведали всякого. Трудности переживались легко, ведь рядом было надежное плечо главы семейства. Е.Н. Емельянов работал в колхозе конюхом, разнорабочим. Односельчане его ценили еще и за золотые руки – плотник был знатный. Это у него от отца, Николая Моисеевича. Вот с детьми супругам не везло. Первые трое детей умерли. Радовали дочки – Матрена, 1927 года рождения, и Нина – 1935. В августе 1941-го родилась еще одна девочка. Назвали Марией.

Матрена Ефимовна сейчас вспоминает, что в доме всегда было мирно и уютно. Сестры никогда не слышали скандалов или громких голосов. Матрене Ефимовне частенько становится тепло на душе, когда в памяти всплывает: отец, мать, бабушка, дедушка садятся за стол и поют. И так хорошо было тогда и сейчас от этих родных чувашских песен. Не было конца радости у девчонок, когда отец для них делал сам игрушки. Вспоминаются и самодельные шахматы и то, как пап учил играть в них. Нина-то маленькая была, пятый год всего шел. А вот Матрена вникала и даже освоила шахматные премудрости.

Лето 1941-го, начало войны. В д. Старый Шунгут, как и везде, началась мобилизация. Семья Емельяновых провожала на фронт главу – Ефима Николаевича. Мать собирала его одной рукой, в другой была недельная Машенька. Жена клала на дорогу сухари, завязывала в узелок и все причитала. Ефим тихо, но твердо сказал: "Год жди, десять, двадцать… Я вернусь все равно". Нину он обнял – до сих пор она помнит только руки отца – добрые, теплые и надежные. На правах взрослой Матрена поехала в Исаклы проводить папу. Напоследок он ей наказывал: "Дочка, ты в семье старшая, я на тебя надеюсь. Косить умеешь. Главное, держите корову и сажайте картошку и с голоду, что бы ни было, не умрете".

Знала бы тогда Раиса Трофимовна: мужа она больше не увидит. А ровно через год умрет и младшая ее девочка – Машенька. В семье даже фотографии отца не осталось. Хранится только в памяти у дочери Матрены Ефимовны содержание его последней весточки: "Нас помыли. Переодели. Накормили. Предстоит бой. Если жив останусь – напишу". Сколько ни ждали – не написал. По предположениям он погиб в конце 41-начале 42 года. Все это время считался без вести пропавшим.

 

Подняты из безвестности

Поисковый отряд вел раскопки на территории Глинковского района Смоленской области, на высоте 261 близ деревни Беззаботы, начать которые сподвигли действия так называемых "черных" копателей. Поисковые работы проходили на месте разбитого там сада с фруктовыми деревьями. С помощью металлоискателей удавалось определить место предполагаемого захоронения. Работы велись до осени этого года. Весной они продолжатся.

В один из трудовых будней, 22 октября, в руки попал небольшой предмет, как оказалось – это медальон. Началось извлечение останков, которые лежали беспорядочно. Этот вид захоронения называется боевым. Стало очевидным: это не могила, а просто засыпанный землей и временем участок. По правилам поисковиков вскрывать медальоны прямо на раскопках нельзя, чтобы не испортить содержимое раз и навсегда, ведь бумага, хоть и помещенная в эбонитовую капсулу, пролежала в земле 70 лет. Обычно его раскручивают, и если убеждаются, что в нем есть записка, закрывают опять, помещают в привычную за много десятилетий среду, а именно – обкладывают землей, упаковывают в контейнер, и только по прибытии в лагерь, специалисты начинают аккуратно извлекать содержимое. Так было и на этот раз. Из найденного медальона удачно извлекли записку, где достаточно хорошо прочитывалось: "Емельянов Ефим Николаевич, Куйбышевская область, Исаклинский район, жена – Емельянова Вера". Написано было на бумаге темного цвета фиолетовыми чернилами. Глубина, с которой подняли останки, составляла 1,2 метра. Рядом с бойцом Емельяновым лежала винтовка Мосина с патронами калибра 1,62, его каска, сохранились фрагменты обмундирования. Поисковикам этой группы очень повезло: были найдены не просто медальон т останки – найдено имя солдата.

На данной высоте обнаружены останки семидесяти погибших солдат. По медальонам удалось установить только имена восьми. Среди них четверо оказались из Куйбышевской области. В десяти метрах от Ефима Николаевича лежал Лазарь Михайлович Андриевский (с. Старое Якушкино, Сергиевский район). Вероятно, земляки держались рядом до последнего. К сожалению, по некоторым причинам, одна из которых суеверие, не при каждом солдате был медальон, так необходимый при опознании. По словам поисковиков, до сих пор остается загадкой, как часть, дислоцирующаяся под Сталинградом, оказалась на Смоленщине. Но у войны свой порядок.

 

"Дед Ефим с нами!"

Следующим шагом для поисковиков стал привычный розыск родственников, чтобы донести благую весть тем, кто уже потерял всякую надежду на то, чтобы узнать место захоронения своего отца, деда, брата. С родственниками рядового Емельянова переговоры велись с 26 октября. Кстати сказать, они были готовы ехать на своей машине. Дочери погибшего солдата Матрена Ефимовна и Нина Ефимовна заклинали: "Все деньги отдадим, только привезите папу". Администрация района и сельского поселения Новое Якушкино взяли на себя все расходы по организации поездки родственников в Смоленскую область, был выделен транспорт, определены водители. В Москву поехали жена внука погибшего солдата – Людмила Андреевна Афанасьева и ее сестра Галина Андреевна Серюгина.

Самой волнительной была, конечно, церемония передачи медальона, урны с останками и документов семье. На этом мероприятии присутствовал руководитель поисковой группы "Застава Святого Ильи Муромца" А.И. Фетисов. В своем выступлении он подчеркнул: "Для нас большая радость, что сегодня довелось увидеть плоды своего труда – видим, что вы тронуты и обрадованы этим известием. 70 лет они пролежали на месте гибели, и к ним вернулось имя". Присутствовала здесь и руководитель Смоленского поискового объединения "Долг" Н.Г. Куликовских. Ее речь сводилась к главному: "Мы возвращаем из небытия останки родных вам людей". Здесь же в Покровском соборе на Измайловском острове всех поднятых солдат отпели по христианскому обычаю. Галина Андреевна подчеркивает: "Не передать, как это было трогательно! Сколько слез! Дед Ефим с нами! Как здорово, что есть на свете неравнодушные, отзывчивые люди".

В родном селе на похороны солдата пришли и старые, и малые. Торжественный митинг, минута молчания, слезы дочерей, родственников, односельчан, божье слово из уст священнослужителей – вот то, чем встречала Ефима Николаевича исаклинская земля. Солдат вернулся сюда через семьдесят лет – "Теперь не без вести пропавший, тот павший за родную землю".

Траурная процессия с участием официальных лиц, односельчан, школьников, родственников проследовала по улицам Старого Шунгута, и многие стали свидетелями пути воина Великой Отечественной к месту своего последнего приюта. Всю дорогу гроб с останками несли на руках. На кладбище был дан оружейный залп. На свежую могилу посыпали землю со словами "Пусть земля будет тебе пухом". Каска солдата передана в школьный музей. Ефим Николаевич, как и обещал жене Вере Тимофеевне, вернулся. Он похоронен рядом с ней, со своими родителями и четырьмя детьми.

Благодаря святому делу поисковиков все больше и больше погибших солдат обретают место упокоения, достойное их.

М. Альчина

19 декабря 2011 г.

Необходимо войти на портал для добавления комментария (зарегистрироваться).